... И не будете судимы



... И не будете судимы

... И не будете судимы

  Управляющий партнер группы «Онегин» адвокат Ольга Зиновьева отметила, что понятие медицинская услуга - совокупность необходимых, достаточных, добросовестных, целесообразных профессиональных действий медицинского работника (исполнителя, производителя услуг), направленных на удовлетворение потребностей пациента (заказчика, потребителя услуг) - сегодня трактуется прежде всего именно как услуга, а, значит, споры в этой области нередко сводятся к закону о защите прав потребителей.

  Ольга Зиновьева

  По ее оценке, российский закон о защите прав потребителей один из самых жестких в Европе. Судебная практика в этой области накоплена огромная. И в последние годы, после постановления пленума Верховного суда от 28 июня 2012 года №17 «О рассмотрении судами гражданских дел о защите прав потребителей», суд все чаще встает на сторону истца.

  «До постановления пленума Верховного суда мы представляли пациентку в споре с клиникой пластической хирургии. Женщина была неудовлетворена результатами протезирования молочных желез. При проведении судебно-медицинской экспертизы было установлено, что дефекты ведения медицинской карты и дефекты диагностики на дооперационном этапе не позволяют экспертной комиссии установить наличие дефектов в проведенной операции, наличие вреда здоровью и причинно-следственной связи между первым и вторым. Таким образом, суд отказал в удовлетворении иска пациентки. Апелляционная инстанция поддержала это решение. Суды исходили из того, что, если материалами дела не подтверждается дефектная медицинская услуга, истец не доказал свою правоту».

  Эксперт пояснила, что после выхода упомянутого выше постановления, сформировалась иная практика, резко изменилось бремя доказывания. Сейчас не истец должен доказать, что ему была оказана некачественная медицинская услуга, а ответчик обязан подтвердить обратное.

  В качестве примера Ольга Зиновьева привела свежий кейс в рамках новой сформировавшейся практики: истец подал иск к одному из центров планирования семьи Санкт-Петербурга. В медучреждении у него брали мазок из уретры и порвали канал. После этого истец перенес операцию по пластике уретры и восстанавливался в общей сложности около года. Судебно-медицинская экспертиза, как и в приведенном выше кейсе, установила, что из-за дефектов медицинской документации (факт взятия мазка даже не был упомянут в карте, но об этом свидетельствовали результаты анализов) невозможно сделать вывод о качестве медицинской услуги. Тем не менее суд трактовал дело в пользу истца и взыскал денежные средства с медицинской организации.

  Еще один свежий кейс: медкарта пациентки, оставшейся недовольной оказанной медицинской услугой (операцией), была утеряна. Суд был интересно эмоционально окрашен, так как врач обвинял в утере карты клинику, а та в свою очередь обвиняла врача в том, что пациентка в принципе не была оформлена, врач принимал ее в частном порядке. Экспертиза по качеству медицинской услуги не состоялась в связи с отсутствием меддокументации. Эксперты только оценили объективное состояние пациентки и ответили на вопрос, требуется ли лечение для устранения последствий оказанной медицинской услуги. Суд встал на сторону пациентки.

  Привычка судиться

  Директор по развитию и член правления ГК «Медси» Константин Чистяков отметил, что пациенты привыкли судиться. Причем их не смущает возможная многомесячная рутина, необходимость доказывания, посещения судов. Растут и аппетиты пациентов-сутяжников, которые заявляют все большие исковые суммы.

  Как медучреждению обезопасить себя? Эксперт напоминает: клиники должны формировать услугу таким образом, чтобы медпомощь пациенту была полной и всеобъемлющей. Пациент вправе рассчитывать на то, что его проблема будет оценена в комплексе.

  В качестве примера Константин Чистяков привел очень яркий кейс. Пациент был дважды прооперирован по поводу сложного перелома предплечья. В итоге он так и не почувствовал облегчения, более того, начались осложнения: установленная на место перелома пластина треснула, начал формироваться ложный сустав. Пациент обратился в суд. В процессе анализа меддокументации и проведения СМЭ нарушений в оказании медицинской помощи не обнаружено и не установлена связь между ее оказанием и наступившими последствиями. Однако допрошенный в ходе процесса эксперт указал, что остеопороз, которым страдал истец, являлся фактором риска всех возникших осложнений и наступившие последствия с 50% вероятностью могли бы не наступить при проведении определенных манипуляции, о которых пациент не был информирован. Невзирая на то что манипуляции, на которые ссылался эксперт, в любом случае носили бы рекомендательный характер, суд постановил, что пациента нельзя лишать права на получение информации.

  Иными словами, врач должен был проинформировать больного о существовании еще одного метода, который, возможно, с вероятностью 50х50 окажется эффективным в данном случае, и предложить воспользоваться им или написать отказ от него. Из-за того, что пациент не был должным образом проинформирован, суд постановил, что клиника должна выплатить заявленную за моральный ущерб сумму.

  Ответный ход

  Медицинский адвокат и управляющий партнер «Лиги защиты медицинского права», член правления АНО «Центр урегулирования конфликтов в медицине» Ирина Гриценко рассказала о претензиях к пациентам со стороны медицинских организаций. Наиболее частые - полная или частичная неоплата оказанной услуги, несоблюдение рекомендаций врача, вмешательство в процесс лечения посторонних, отказ от ряда назначений и негативные отзывы о клинике в интернете.

  Ирина Гриценко

  Эксперт отметила, что споры, связанные с несоблюдением рекомендаций врача, как правило, очень сложны. Собрать доказательства в пользу одной или другой стороны непросто. Однако, если пациент, получая назначения в одной клинике, остается недоволен ими, идет в другую и затем подает в суд на первую, у клиники-ответчика есть козырь в рукаве. Для доказательства своей невиновности следует апеллировать к тому, что пациент не пришел за коррекцией назначений и тем самым лишил врача возможности оказать ему медицинскую помощь в полном объеме.

  Полезным считает Ирина Гриценко и предъявление встречного иска. В ее судебной практике был случай, когда пациент подал иск о некачественной медицинской услуге, а клиника подала встречный – о неоплате этой самой услуги на сумму 400 тыс. рублей. В итоге, удалось доказать, что иск пациента был ничем иным как попыткой избежать необходимости выплатить эту сумму медицинскому учреждению.

  ***

  Медицинское сообщество сегодня судится беспрерывно. Прошли времена, когда медицинские споры для судей были эксклюзивными и казуистическими, сегодня они рутинны. Самый простой способ обезопасить себя: надлежащим образом вести медицинскую документацию и формировать медицинскую услугу таким образом, чтобы медпомощь пациенту была качественной, полной и всеобъемлющей.